У Залива

Дон Педро и змея

Дон Педро и змея

March 31
08:37 2017

Дон Педро и змея.

Мексиканская сказка

Однажды дон Педро объезжал плантацию. Не ту, что на озере Чапала, а ту, что соседствует с ранчо «Санта-Роза» у подножья вулкана Попокатепетль. С восторгом смотрел дон Педро налево, с радостью — направо: повсюду посевы маиса вымахали стеной, початки топорщились — толщиной в голень. «Знатный будет урожай, знатный», — то и дело восклицал дон Педро, подкручивая ус. Сидел так дон Педро в седле, покуривал самодельную сигару, а вулкан, глядя на него, попыхивал белым дымком на горизонте.

Палило же в тот день немилосердно. И чем выше поднималось солнце, тем непреодолимее становилось желание предаться гармонии с природой, а проще говоря, сбросить сапоги и завалиться на часик-другой в тени высоких маисовых стеблей.

Только спустился дон Педро на землю, только расседлал лошадь, только прилёг, только-только задремал, как вдруг — хрум-хрум! — назойливый хруст нарушил блаженство его сна. Приоткрыл дон Педро глаз, глянул из-под сомбреро, а это кролик пристроился рядом и подгрызает стебель маиса.

— Ах ты, наглая тварь! — разозлился дон Педро. — Как смеешь ты?! Совсем страх потерял? Вот я тебя сейчас! Будешь ты у меня сегодня на ужин в пикантном соусе!
А кролик ему в ответ вежливо и как бы даже с сочувствием:
— Зачем тебе думать о маисе? Тот, в чью штанину заползла кайсака, должен быть подобен ангелу. Не пугать кролика пикантным соусом должен он, а возлюбить всякую тварь. Но особенно — кроликов. Мы, кролики — создания нежные, нас испугать легко. А известно ли благородному дону, как визжит испуганный кролик? В страхе кролик визжит так, что даже самая глухая змея придёт в неистовство, особенно та, которая у человека в штанах.

Так сказал вежливый кролик и принялся снова хрустеть маисовым стеблем.

Услышав о кайсаке, дон Педро почувствовал в себе прилив смирения и ангельской доброты. Он нашёл слова кролика разумными. И более не думая уж ни о каком соусе и ни о каком ужине, не мешал вежливому кролику, а также всему его прожорливому семейству нагло подгрызать вокруг маисовые стебли.

Долго лежал дон Педро посреди опустошённой плантации в оцепенении, страшась пошевелиться.
Проезжала мимо по своим делам вдова Дальвадорес, хозяйка соседнего ранчо. Как подобает истовой католичке, подумала донна Роза, что он покойник. Поведал ей несчастный дон Педро о кайсаке в своих штанах. Заинтересовалась милосердная донна Роза, пошарила рукой в левой штанине, пошарила в правой и обозвала лгунишкой. Пришлось ему, как благородному дону, на ней жениться. Однако в час сиесты она, как и прежде, сбегала на фазенду к дону Хуану. А дону Педро все женщины в округе уж более не распахивали приветливо свои двери и окна.

Взыграла в доне Педро гордость, примчался он в час сиесты на фазенду к дону Хуану, схватил за грудки и призвал к ответу. Разбуженный дон Хуан не стал искать ссоры, а стал лениво оправдываться:

— Ты прям как маленький, ей богу. Дело-то житейское. Сам подумай, что ещё безутешной вдове остаётся?
— Она не вдова! — воскликнул дон Педро, грозно набычившись. — Нас венчал падре Мигель!
— Какой ещё Мигель? Разве ты не помнишь, что нашего падре зовут Себастьян? — зевая, сказал дон Хуан. — И когда ты только успокоишься? Помер, так веди себя прилично.
— Чего?! — возмутился дон Педро. — Как это помер?
— Кайсака заползла тебе в штаны, пока ты спал на плантации. Забыл?

Обидно стало дону Педро, что он, оказывается, умер. Заплакал дон Педро, размазывая шершавой ладонью солёные слёзы по суровому лицу. А слёзы всё бежали и бежали, затуманивая взор. С трудом, взял себя дон Педро в руки, утёр кое-как глаза. Приподнялся, смотрит — над ним лошадиная морда, а на горизонте попыхивает белым дымком вулкан. Огляделся и понял, что лежит на солнцепёке на краю маисового поля.

Тут со стороны ранчо «Санта-Роза» послышался шум приближающейся повозки. Зажмурился дон Педро, притворился неживым, стал ждать. Да только всё напрасно — повозка прогромыхала мимо, не остановившись даже на минуту. Обидно стало дону Педро, не ожидал он такого равнодушия. А тут ещё очумевшая от жары лошадь снова стала облизывать его. С отвращением оттолкнул дон Педро лошадиную морду, протёр обслюнявленные глаза, глядь, а это донна Роза. Пришлось ему, как благородному дону, на ней жениться. По такому случаю падре Мигель стребовал с него все долги по церковной десятине и двадцать песо на починку алтаря.

Источник

Related Articles

0 Comments

No Comments Yet!

There are no comments at the moment, do you want to add one?

Write a comment

Only registered users can comment.